У руководителей блокадного Ленинграда была на столе икра и ананасы?

2019-05-13
Автор: Андрей Пучков
У руководителей блокадного Ленинграда была на столе икра и ананасы?
У руководителей блокадного Ленинграда была на столе икра и ананасы?

Всем привет! Продолжаем разбор интересных фактов и даже мифов о Советской истории. Сразу скажу, что миф, будто бы на столе у руководства были описанные в заголовке изыски, пока город умирал от голода. Если для вас, уважаемый читатель разоблачение этого мифа не новость, не читайте дальше. Данная статья написана для тех, кто все еще думает, что данные факты имели место быть.

У руководителей блокадного Ленинграда была на столе икра и ананасы?

Когда учился в университете, нам преподаватель по Новейшей истории рассказывал множество мифов. Одним из них был в том, что в блокадном Ленинграде, пока от голода умирали тысячи человек, на столе у руководства города, в частности у Жданова, стояли персики, черная и красная икра, сдобные французские булочки, персики и прочие изыски.

Еще когда я впервые услышал этот бред, сам себе задал вопрос: «Ну даже если это и так, кому вы обязаны тем, что Ленинград так и не был сдан?» Понятно, что благодаря руководству города. А если оно, руководство, будет падать в голодные обмороки, то город просто будет сдан.

Хотя нацисты и фашисты, вместе с финнами совсем не собирались брать город. Ведь доподлинно известно, что армия вермахта специально взяла город в блокаду, опасаясь, что в случае взятия города, не будет гарантии, что солдат вермахта будет стрелять в таком количестве в женщин, детей и стариков...

Но вернемся к персикам и ананасам. Вот, что пишут как очевидцы тех событий, так и исследователи.

Оператор располагавшегося во время войны в Смольном центрального узла связи Михаил Нейштадт вспоминал:

«Честно скажу, никаких банкетов я не видел. Один раз при мне, как и при других связистах, верхушка отмечала 7 ноября всю ночь напролет. Были там и главком артиллерии Воронов, и расстрелянный впоследствии секретарь горкома Кузнецов. К ним в комнату мимо нас носили тарелки с бутербродами, Солдат никто не угощал, да мы и не были в обиде... Но каких-то там излишеств не помню. Жданов, когда приходил, первым делом сверял расход продуктов. Учет был строжайший. Поэтому все эти разговоры о “праздниках живота” больше домыслы, нежели правда... Жданов был первым секретарем обкома и горкома партии осуществлявшим все политическое руководство. Я запомнил его как человека, достаточно щепетильного во всем, что касалось материальных вопросов».

Даниил Натанович Альшиц (Аль), коренной петербуржец, доктор исторических наук, выпускник, а затем профессор истфака ЛГУ, рядовой ленинградского народного ополчения в 1941 году, пишет в своей книге книге:

У руководителей блокадного Ленинграда была на столе икра и ананасы?

«…По меньшей мере смешно звучат постоянно повторяемые упреки в адрес руководителей обороны Ленинграда: ленинградцы-де голодали, а то и умирали от голода, а начальники в Смольном ели досыта, “обжирались”. Упражнения в создании сенсационных “разоблачений” на эту тему доходят порой до полного абсурда. Так, например, утверждают, что Жданов объедался сдобными булочками. Не могло такого быть. У Жданова был диабет и никаких сдобных булочек он не поедал…Мне приходилось читать и такое бредовое утверждение — будто в голодную зиму в Смольном расстреляли шесть поваров за то, что подали начальству холодные булочки. Бездарность этой выдумки достаточно очевидна. Во-первых, повара не подают булочек. Во-вторых, почему в том, что булочки успели остыть, виноваты целых шесть поваров? Все это явно бред воспаленного соответствующей тенденцией воображения».

Как вспоминала одна из двух дежурных официанток Военного совета Ленинградского фронта Анна Страхова, во второй декаде ноября 1941 года Жданов вызвал её и установил жёстко фиксированную урезанную норму расхода продуктов для всех членов военсовета Ленинградского фронта (командующему М.С. Хозину, себе, А.А. Кузнецову, Т.Ф. Штыкову, Н.В. Соловьёву). Участник боёв на Невском пятачке командир 86-й стрелковой дивизии (бывшей 4-й Ленинградской дивизия народного ополчения) полковник Андрей Матвеевич Андреев, упоминает в мемуарах как осенью 1941 г., после совещания в Смольном, видел в руках Жданова небольшой черный кисет с тесемкой, в котором член Политбюро и Первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) носил полагавшейся ему пайковый хлеб – хлебная пайка выдавалась руководству несколько раз в неделю на два-три дня вперёд.

Конечно, это не были 125 грамм, полагавшихся иждивенцу в самый кризисный период блокадного снабжения, но, как видим, и пирожными с лаун-теннисом тут не пахнет.

Показательный рассказ о Жданове в военном Ленинграде оставил Гаррисон Солсбери, шеф московского бюро «Нью-Йорк таймс». В феврале 1944 г. этот хваткий и дотошный американский журналист прибыл в только что освобожденный от блокады Ленинград. Как представитель союзника по антигитлеровской коалиции он посетил Смольный и иные городские объекты. Свою работу о блокаде Солсбери писал уже в 60-е гг. в США, и его книгу уж точно невозможно заподозрить в советской цензуре и агитпропе.

У руководителей блокадного Ленинграда была на столе икра и ананасы?

По словам американского журналиста, большую часть времени Жданов работал в своем кабинете в Смольном на третьем этаже: 

«Здесь он работал час за часом, день за днем. От бесконечного курева обострилась давняя болезнь, – астма, он хрипел, кашлял... Глубоко запавшие, угольно-темные глаза горели; напряжение испещрило его лицо морщинами, которые резко обострились, когда он работал ночи напролет. Он редко выходил за пределы Смольного, даже погулять поблизости...

В Смольном была кухня и столовая, но почти всегда Жданов ел только в своем кабинете. Ему приносили еду на подносе, он торопливо ее проглатывал, не отрываясь от работы, или изредка часа в три утра ел по обыкновению вместе с одним-двумя главными своими помощниками… Напряжение зачастую сказывались на Жданове и других руководителях. Эти люди, и гражданские и военные, обычно работали по 18, 20 и 22 часа в сутки, спать большинству из них удавалось урывками, положив голову на стол или наскоро вздремнув в кабинете. Питались они несколько лучше остального населения. Жданов и его сподвижники, также как и фронтовые командиры, получали военный паек: 400, не более, граммов хлеба, миску мясного или рыбного супа и по возможности немного каши. К чаю давали один-два куска сахара. …Никто из высших военных или партийных руководителей не стал жертвой дистрофии. Но их физические силы были истощены. Нервы расшатаны, большинство из них страдали хроническими заболеваниями сердца или сосудистой системы. У Жданова вскоре, как и у других, проявились признаки усталости, изнеможения, нервного истощения».

Думаю в связи со всеми этими свидетельствами станет понятно, что руководство Ленинграда, если и жило чуть лучше основной массы жителей, то только потому что надо было работать и организовывать работу города так, чтобы он не был сдан. Хотя еще раз повторю, нацисты и не хотели его брать, они хотели, чтобы жители города умерли сами, от голода. А этого не случилось, благодаря воле блокадников.

При написании статьи использовался источник





Комментарии

Ваш отзыв

(Spamcheck Enabled)